Дмитрий Певцов (ortorus) wrote,
Дмитрий Певцов
ortorus

Category:

О вочеловечении Слова (статья от 09.11.2011, переработанная и дополненная), часть 5

Начало здесь.

Глава 12. Терминологические возражения

Некоторым – даже признающим восприятие Словом в Свою ипостась человеческого естества со свойствами, являющимися следствиями грехопадения прародителей – не нравится формулировка «причастность Спасителя первородному греху», поскольку слово «грех» в сочетании с именем Христа вызывает у них психологический дискомфорт: ведь Христос безгрешен.
Желающим не разбираться в соотношении понятий «грех» и «первородный грех» нелишне напомнить слова апостола и евангелиста Иоанна Богослова:
«Агнец Божий, Который берет на Себя грех мiра» (Ин 1: 29).
И пусть эти люди объяснят, что есть грех мiра (в греческом оригинале – αμαρτιαν – в единственном числе), если не первородный грех.
Пусть объяснят и смысл, вложенный Восточными Патриархами в понятие первородного греха, если это не следствия грехопадения, воспринятые Спасителем в Свое человеческое естество. Но если следствия грехопадения и первородный грех – одно и то же, а Спаситель воспринял следствия грехопадения в Свое естество, то Он воспринял первородный грех.
Другие протестуют против слова «причастность» в упомянутой формулировке. Пусть скажут по-другому, если сочтут иную формулировку более «благочестивой».
Однако, говоря о восприятии Христом всего человеческого естества, Дионисий Ареопагит не пренебрег словом «причастность»:
«Но беспредельнейшее человеколюбие богоначальной Благости благоволительно не отложило и самодейственного промышления о нас, но, соделавшись истинно причастным всего нашего, кроме греха, и, соединившись с уничижением нашим с сохранением своих свойств неслитными и неизменными, даровало нам, наконец, как подобородным, общение с собой и явило нас причастниками своих благ» (О Церковной иерархии, 11).
Да и в русском языке слово «причастность» толкуется как «участие в чем-л., касательство к чему-л.» (Словарь русского языка. Академия наук СССР. Институт языкознания. Государственное издательство иностранных и национальных словарей. Том III. – М., 1959, с. 619, статья «Причастность»).
Так разве восприятие Христом в Свою ипостась поврежденного вследствие грехопадения прародителей человеческого естества не свидетельствует о Его причастности первородному греху?

Глава 13. Апелляции к святоотеческой и прочей богословской литературе

После приведенного здесь доказательства причастности Спасителя первородному греху и опровержения различных – от добросовестных до откровенно бессовестных – возражений против него представляется возможным пресечение любых попыток искажения православного учения о спасении.
Поэтому можно теперь перейти к парированию возражений против причастности Спасителя первородному греху, на первый взгляд кажущихся весьма серьезными, но при внимательном рассмотрении оказывающихся совершенно несостоятельными.
Одним из таких возражений является ссылка на слова Льва Великого:
«Взята была от Матери Господа природа, а не грех. Создан был образ раба без рабского состояния, ибо новый человек таким образом был примешан к ветхому (Еф 2:15; 4:22), чтобы принять истинную сущность человеческого рода, но исключить первородный грех» (Слово II на Рождество Христово, III).
Суть самого простого ответа на это возражение такова: неясно, что понимает Лев Великий под первородным грехом, поскольку не дает определения этому понятию, и, следовательно, его слова не могут быть квалифицированы как отрицание причастности Спасителя первородному греху в том смысле, в каком понимают его Восточные Патриархи. Иначе следовало бы признать наличие существеннейшего расхождения между сотериологическими принципами Восточных Патриархов и Льва Великого.
Другой довод состоит в том, что утверждение Львом Великим непричастности Спасителя первородному греху противоречило бы не только указанию Восточных Патриархов на тождественность понятий «первородный грех» и «следствия падения», но и приведенному выше утверждению самого Льва Великого о восприятии Христом состояния согрешившей природы, собственно и обусловленного грехопадением прародителей.
Но не станем ограничиваться формально-логическими опровержениями несостоятельности возражения против причастности Спасителя первородному греху, основывающегося на приведенной цитате.
Внимательное прочтение слов Льва Великого делает очевидным противопоставление им человеческой природы Матери – греху и образа раба – рабскому состоянию.
Столь же очевидны параллель между человеческой природой Матери и образом раба и параллель между невосприятием греха и рабского состояния.
Иными словами: Лев Великий утверждает: образ раба был создан тем, что взята была человеческая природа, а причиной того, что этот образ был без рабского состояния, было невосприятие греха.
Действительно, восприятие Христом поврежденного первородным грехом естества Его Матери создает образ раба, а рабское состояние невозможно при абсолютной личной безгрешности Спасителя, совершенном неприятии Им греха, являющегося единственной причиной рабского состояния.
И, наконец, попробуем разобраться в том, что действительно имеет в виду Лев Великий, употребляя выражение «исключить первородный грех». Для этого рассмотрим это выражение в общем контексте высказывания святителя:
«Ведь в том, возлюбленные, что Христос избрал рождаться от Девы, разве не очевиден высший замысел о том, чтобы – о чудо! – диавол не знал о рожденном Спасении человеческого рода, и так как было скрыто духовное зачатие, которое он считал таким же, как и в остальных случаях, то и не верил, что Христос рожден иначе, чем другие. Ведь чья природа сходна со всеми остальными, тот, полагал он, имеет и одинаковое со всеми начало, и поэтому не заметил Свободного от оков греха и не распознал Чуждого немощи смертного человека. Ибо Истинный и Милосердный Бог (Пс 85:15), располагая для восстановления человеческого рода несказанно многим, избрал лучший путь осуществления, то есть для разрушения диавольского дела применил не силу могущества, а замысел справедливости. Ведь гордыня древнего врага не без основания присвоила себе власть над всеми людьми и заслуженным владычеством угнетала тех, кого добровольно совратила от заповеди Бога к покорности своей воле. И не потерял бы, конечно, [диавол] первоначальной власти над человеческим родом, если бы не был побежден тем, чем некогда поработил людей. Это произошло тогда, когда без мужского семени зачат был Христос от Девы, которую оплодотворило не человеческое соитие, но Дух Святой. И хотя во всех матерях зачатие не происходит без скверны греха, однако Она получила искупление от Того, от Кого произошло зачатие. Поскольку же не произошло смешения отцовского семени, то и не примешалось начало греха. Не познала неприкосновенная девственность вожделения, укротила природу. Взята была от Матери Господа природа, а не грех. Создан был образ раба без рабского состояния, ибо новый человек таким образом был примешан к ветхому (Еф 2:15; 4:22), чтобы принять истинную сущность человеческого рода, но исключить первородный грех».
Лев Великий обращает здесь внимание на то, что «гордыня древнего врага … присвоила себе власть над всеми людьми», говорит о «разрушении (Христом) диавольского дела», которое есть не что иное, как искушение человека, имеющее желаемый дьяволом результат лишь при согласии искушаемого с внушаемыми ему недолжными помыслами.
Он пишет о том, что дьявол «не заметил Свободного от оков греха и не распознал Чуждого немощи смертного человека»: Человека смертного (т.е. несущего на Себе следствия грехопадения), но чуждого немощи (т.е. безусловно способного противостоять любым дьявольским искушениям).
И заключает свои рассуждения утверждением: «новый человек таким образом был примешан к ветхому …, чтобы принять истинную сущность человеческого рода, но исключить первородный грех».
Указав на гордость как первопричину подчинения человека дьявольским внушениям, приведшую к поражению человеческого естества первородным грехом, святитель связывает разрушение Христом диавольского дела с неприятием Им гордости (как корня греха). Изъясняя образ «примешивания» нового человека к ветхому, подчеркивает (словами «принять истинную сущность человеческого рода») восприятие Спасителем естества не первозданного Адама, но человеческого рода, поврежденного первородным грехом. И логически завершает свою мысль акцентом на возможность разрушения диавольского дела лишь путем исключения того, что обеспечивает успех этого дела – гордости, которую и называет – по справедливости – как причину грехопадения – первородным грехом.
Восточные Патриархи, поименовав следствия грехопадения прародителей первородным грехом, привнесли в это понятие иной смысл. Именно в этом, ином, смысле воспринимается понятие «первородный грех» со времени появления «Послания Патриархов Восточно-Кафолической Церкви о православной вере» 1723 г., и именно в этом смысле употребляли его авторы XIX-XX столетий, в чьих работах обнаружены или прямые отрицания причастности Спасителя первородному греху, или же слова, могущие быть истолкованными неискушенным читателем как отрицание этого непреложного факта.
Так митрополит Московский и Коломенский Макарий (Булгаков), вкладывая в понятие «первородный грех» тот же, что и Восточные Патриархи, общий смысл, утверждая в «Православно-догматическом богословии» (Том 1, §91, 2), что «подъ именемъ прародительскаго греха… въ насъ, ихъ потомкахъ, разумеется собственно одно греховное состоянiе нашей природы, съ которымъ и въ которомъ мы раждаемся», там же пишет:
«Слово Божiе учитъ, во первыхъ, что Господь непричастенъ греху первородному» (Том 2, §136, 1).
И далее, даже не упоминая о Слове Божием, приводит святоотеческие изречения, показывающие непричастность Спасителя греху личному и Его рождение от Девы, предочищенной Духом. Других аргументов в пользу своего утверждения Макарий не приводит.
Вряд ли христианин может усомниться как в личной безгрешности Христа, так и в Его чудесном рождении от Девы, предочищенной Святым Духом. Но являются ли эти несомненные факты доказательствами неприятия Христом нашего греховного состояния, называемого самим Макарием – вслед за Восточными Патриархами – прародительским (первородным) грехом? Разве следует это неприятие из личной безгрешности Христа? Разве Его безгрешная земная жизнь могла оказать влияние на свойства естества, воспринятого Им ранее – еще при рождении? Отрицательный ответ на каждый из этих вопросов очевиден.
Но, может быть, предочищение Девы Духом воспрепятствовало восприятию Спасителем греховного состояния естества?
Ответ на этот вопрос содержится в «Слове на еретиков» Ефрема Сирина, отрывок из которого приведен Макарием:
«Христос родился от естества, подвергшегося нечистоте и имеющего нужду в очищении Божиим посещением. Как молния проницает все, так и Бог. И как молния озаряет сокровенное, так и Христос очищает и сокровенное естество. Он очистил и Деву, и потом родился, дабы показать, что, где Христос, там проявляется чистота во всей силе. Очистил Деву, предуготовав Духом Святым; и потом утроба, став чистою, зачинает Его. Очистил Деву при Ее непорочности; почему и, родившись, оставил Девою».
На этом месте Макарий обрывает цитату. А напрасно: буквально через несколько строк Ефрем Сирин раскрывает суть предочищения Девы Марии Святым Духом:
«Не говорю, что Мария стала бессмертною, но что, осияваемая благодатию, Она не возмущалась греховными пожеланиями».
Отсюда видно, что Дух Святой очистил Деву не от первородного греха – «Христос родился от естества, подвергшегося нечистоте» – но очистил от «греховных пожеланий», то есть лишь предварил зачатие запретом дьяволу на искушение Девы. А потому Спасителем был унаследован первородный грех, поразивший естество и Его Матери.
Ссылаются и на высказывание Игнатия Брянчанинова:
«Божественное тело Богочеловека зачалось Божественно и родилось Божественно. Дева совершила рождение, будучи во время рождения преисполнена духовной, святейшей радости. Болезни не сопровождали этого рождения, подобно тому, как болезни не сопровождали взятия Евы из Адама. Они не могли иметь тут места, будучи одной из казней за первородный грех, а этот грех не имел тут места, потому что зачатие совершилось не только без участия мужеского семени, не только без всякого ощущения плотской сласти, но, в противоположность обычному зачатию, при наитии Святого Духа на Деву, при вселении Всесвятого Бога-Слова в утробу Девы» (Изложение учения Православной Церкви о Божией Матери).
Совершенно ясно, что высказанная здесь мысль вообще не затрагивает вопроса о причастности Спасителя первородному греху, поскольку речь здесь идет лишь о Его рождении Девой Марией. С этим и связано указание на непроявление одной из составляющих первородного греха – болезней рождения, которая никоим образом не может быть передана лицам мужского пола и Христу – в частности. К этому можно добавить, что Слово воплотилось не для того, чтобы причинить боль кому бы то ни было и, тем более, Своей Матери.
Сообщают, что епископ Сильвестр в «Опыте Православного Догматического Богословия» (Киев, 1897 г.) обосновывает непричастность Спасителя первородному греху словами «само собою понятно»:
«Впрочем, не нужно при этом упускать из виду, что откровение, приписывая Иисусу Христу действительное и истинное человеческое естество, в то же время усвоивает последнему и такого рода особенности и преимущества, каких не имел и не может иметь ни один из людей. Так, оно, во-первых, усвояет Ему безмужнее Его зачатие от одной Девы Марии и Духа Святаго, что видно из сказанных в ответ на недоумение по сему предмету Пресвятой Девы слов Архангела Гавриила: Дух Святый найдет на тя, и сила Вышняго осенит тя (Лк 1:35), а также из слов, сказанных во сне ангелом Иосифу: не убойся прияти Мариам жены твоея: рождшее бо ся в ней от Духа есть Свята (Мф 1:20). Вместе же с сим, что само собою понятно, оно усвояет Ему и изъятие Его от наследственной греховной порчи или прародительского греха» (Том 4, сс. 56-57).
Что ж тут сказать? Сильвестру понятно. Непонятно – каким образом стало понятно.
В работе под названием «Православное Догматическое Богословие» (Джорданвилль, 1963 г.), почти точно копирующим название труда митрополита Макария (Булгакова), непричастность Спасителя первородному греху утверждает протопресвитер Михаил Помазанский. Вот полный текст главы «Безгрешность Иисуса Христа» из этой работы:
«Пятый вселенский собор осудил лжеучение Феодора Мопсуетского, якобы Господь Иисус Христос не был изъят от внутренних искушений и борьбы страстей. Если слово Божие говорит, что Сын Божий пришел "в подобии плоти греховной" (Рим 8:3), то выражает мысль, что эта плоть была истинной человеческой, но не греховной, а совершенно чистой от всякого греха прародительского, так и от произвольного. Господь в Своей земной жизни был свободен от всяких греховных пожеланий, от всякого внутреннего искушения. Ибо естество Человеческое в Нем не отдельно существует, но соединено ипостасно с Божеством» (с. 119).
Видимо, Помазанскому тоже само собой понятно, что подобие плоти греховной – это плоть не греховная. Интересно, какой же смысл вложил апостол в слово «подобие» по мнению Помазанского? Полагаю, ответа на этот вопрос у него нет.

Глава 14. Наклеивание ярлыков

Некоторые называют утверждение о причастности Спасителя первородному греху несторианством. Мотивировка этого мнения неизвестна. Однако можно предположить, что она кроется в неприятии утверждения об удобопреклонности Христа ко греху, мнимо перекликающегося с отрицанием несторианством того, что «Слово, сущее от Бога Отца, соединилось с плотью ипостасно и что посему Христос един с своею плотью, т.е. один и тот же есть Бог и вместе человек» (Кирилл Александрийский. Послание к Несторию об отлучении, анафематизм 2).
Изыскивающие в удобопреклонности Христа ко греху признаки Его человеческой ипостаси, отличной от ипостаси Слова, исходя (ввиду неразличения понятий) из ложного отождествления удобопреклонности ко греху со склонностью ко греху, по-видимому, рассуждают следующим образом: если некто приписывает Христу склонность ко греху, то приписывает ее – как априори не относящуюся ни к Богу, ни к Богочеловеку – Человеку Христу, а значит предполагает Его отдельную человеческую ипостась, что есть несторианство.
Что ж? Какова исходная посылка, таков и вывод. Поэтому люди, рассуждающие таким образом, и аргументируют свое мнение безгрешностью Христа, а несогласие с их мнением расценивают как отрицание Его безгрешности.
В действительности же отрицание удобопреклонности Христа ко греху равносильно отрицанию Его истинно человеческой воли, склоняющему к монофелитству, а отрицание Его причастности первородному греху вообще – отрицанию Его истинно человеческого естества, склоняющему к монофизитству.
Утверждение об удобопреклонности человеческого естества Христа ко греху так же принципиально неприемлемо в рамках монофелитства, как принципиально неприемлемо в рамках монофизитства утверждение о причастности Его человеческого естества первородному греху вообще. И само это обстоятельство, хотя и косвенно, но свидетельствует в пользу отстаиваемой здесь позиции.
Исторически несторианство выросло именно из неразличения его сторонниками понятий «природа» и «ипостась», а монофизитство и монофелитство явились следствиями противостояния несторианству без отказа от этого его заблуждения.
Ныне тем же путем, путем неразличения теперь уже других понятий – «удобопреклонность ко греху» и «склонность ко греху», идут люди, приписывающие утверждению об удобопреклонности ко греху человеческого естества Спасителя несторианские корни. И идут они этим путем все в том же направлении – к монофелитству.

Заключение

В настоящей работе доказана причастность человеческого естества Спасителя первородному греху. Рассмотрены, проанализированы и опровергнуты все запомнившиеся доводы, направленные на опровержение приведенного доказательства. Казалось бы, этого достаточно. Однако необходимо сделать последний шаг: указать на серьезнейшие последствия немотивированного несогласия с четко обозначенной здесь позицией.
Противоречие этой позиции, даже при признании воплощения Слова, означает отрицание факта вочеловечения Христа, то есть становления Его истинным человеком, обессмысливает само воплощение и по сути отвергает совершение Христом нашего спасения. Ведь, воплощение и вочеловечение – далеко не одно и то же.
Святые отцы I и II Вселенских Соборов, сознавая высочайшую ответственность за свои деяния перед Богом и человечеством, выразили основную суть Православной веры, преподав нам формулировкой ее вечных и неизменных догматов урок строгости и ясности мышления, безукоризненной точности и четкости изложения. И не напрасно, формулируя Символ веры, они не ограничились словом «воплотился» в отношении Христа, но дополнили его словами «и вочеловечился».
На первый взгляд эти слова могут показаться синонимами, но в действительности – при внимательном рассмотрении – оказываются несущими в себе существенно различную смысловую нагрузку, отражающую ту мистическую реальность, благодаря которой стало возможным наше спасение.
Вот как определяет значение этих слов «Полный церковнославянский словарь» Григория Дьяченко:
«Воплотитися – плоть на себя принять»;
«Вочеловечитися – человечество воспрiять, человекомъ стать».
Принять на себя плоть (стать плотским) совсем не то, что восприять человечество (стать человеком).
Это различие становится еще более ощутимым с учетом раскрытия в том же словаре смысла слова «воспрiять», использованного при определении понятия, выраженного словом «вочеловечитися»:
«Прiятiе – покровительство, заступленiе, гостепрiимство, признанiе за истину, убежденiе в справедливости».
В отличие от слова «принять», синонимичного слову «взять» и несущего в себе оттенок механистичности, слово «воспрiять» осознается как средство выражения нравственного понятия.
Значимость этого различия столь велика, что отделяет воплощение от вочеловечения непреодолимой пропастью. В отличие от воплощения – простого принятия плоти, вочеловечение Христа есть становление истинным человеком, дающее людям Его покровительство, заступление, гостеприимство, возможность приближения к Истине, и даже в случае пренебрежения Ею – право быть справедливо осужденным.
Вот какую поразительно точную, сверкающую, как ограненный руками художника алмаз, нравственную окраску придал составитель церковнославянского словаря, православный священник Григорий Дьяченко, вочеловечению Христа, ставшему возможным вследствие восприятия Им естества, пораженного первородным грехом.
Находятся, впрочем, люди, желающие не различать понятий «воплощение» и «вочеловечение» на том основании, что святые отцы не оставили нам разъяснения их смысла, упрекая, тем самым, в несостоятельности не только святых отцов Вселенских Соборов, но и сам, сформулированный ими, Символ веры. Но во что же тогда верят эти люди, называющие себя православными? Не считают ли они себя вправе устанавливать догматы по собственному усмотрению?
Следуя Предвечному Замыслу, Слово не просто воплотилось, приняв в свою ипостась человеческую плоть, но и вочеловечилось, взяв на Себя грех мiра – все пороки человеческого естества по потребности все их исцелить.
Величие этого Божественного деяния трудно переоценить. Бог Слово явился на земле не для легкой и безответственной прогулки, сопровождавшейся гордым любоучительством. Взяв на Себя всю нечистоту человеческого естества, всесовершенный Бог – хотя и добровольно, но по взятой на Себя естественной необходимости – преодолевал в Своей земной жизни телесные немощи, скорби и искушения; трудился в поте лица Своего, и не ради тщеславного «на мiру и смерть красна» принял крестную смерть.
И все это – ради нашего спасения с сохранением Им же данной человеку свободы.

Слава Ему, единому безгрешному.

После заключения

Нет сомнений в том, что найдется немало людей, называющих себя православными, но которые после ознакомления с этой работой (если вообще сочтут достойным ее своего внимания по причине «очевидности» для них несоответствия изложенной здесь позиции православному учению о спасении) пожелают остаться при своем неаргументированном убеждении в непричастности Спасителя первородному греху. Поэтому завершаю этот текст вопросом, обращенным не столько к ним, сколько к их совести:
«Что такое "грех мiра" (Ин 1: 29), если не первородный грех?»
К отрицающим же только удобопреклонность Спасителя ко греху вопрос таков:
«Как может человек войти в Царство Небесное, если Спаситель восприял для исцеления все человеческое естество за исключением удобопреклонности ко греху, оставив ее неисцеленной?»
Tags: первородный грех, сотериология, спасение, христианство
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 13 comments